Главная История Чесменское сражение (1770)

Чесменское сражение (1770)

Чесменское сражение

Чесменское сражение известно как одна из самых грандиозных битв парусного флота, а также как одна из самых блестящих страниц в истории России. Эпоха дворцовых переворотов ослабила государство и понизила его авторитет на международной арене, но бой в Чесменской бухте ознаменовал триумфальное возвращение Российской империи в число великих держав.

Причины русско-турецкой войны (1768-1774)

В XVIII веке в Европе возник сложный клубок противоречий, завязанных, с одной стороны, на региональных конфликтах из-за конкретных территорий, а с другой – на геополитической борьбе за общеевропейскую гегемонию.

С начала 1760-х годов в высших правительственных кругах России была популярна идея «Северного аккорда». Согласно ей, Россия, Дания, Швеция, Пруссия, Речь Посполитая и Англия должны были образовать союз против Франции и Австрии, от которых в это время зависела вся европейская политика. Кроме того, России всё ещё предстояло решить один важный вопрос – добиться выхода в Чёрное море. Для реализации задуманных проектов российское правительство стало активно вмешиваться во внутренние дела Речи Посполитой и даже сумело в 1764 году сделать польским королём русского ставленника – Станислава Понятовского.  Эти действия вызвали политический раскол в Речи Посполитой: многие поляки были категорически против прорусского короля. Оппозиционная польская партия, поддерживаемая Францией и Австрией, создала Барскую конфедерацию, которой предстояло противодействовать российскому влиянию. Но неудачи конфедератов вскоре вынудили их обратиться за помощью к Порте.

Война между Турцией и Россией была на руку Франции: с одной стороны, это отвлекло бы Россию от европейских дел, а с другой – позволило бы Франции занять некоторые области в Северной Африке, на тот момент бывшие частью Османской империи. Турки не были готовы к войне, хотя и желали восстановить своё прежнее влияние в северном Причерноморье. Официальный Париж обещал Стамбулу всяческую поддержку, польские конфедераты предлагали за участие в конфликте с Россией огромные территории. В итоге, Турция согласилась начать войну.

Поводом к началу боевых действий стал случай, когда русский казачий отряд, преследуя польских конфедератов, вторгся на турецкую территорию. 15 сентября 1768 года Стамбул ответил на это арестом русского посла. В дипломатической практике того времени это автоматически означало начало войны.

События, предшествовавшие Чесменскому бою

Осень и зима прошли для обеих сторон в подготовке к войне. Екатерина II и братья Орловы рассудили, что победы можно добиться, если устроить для турок неожиданную диверсию на юге, причём, действовать необходимо не только на суше, но и на море. Был намечен следующий план действий:

  • нужно поднять восстание среди христианских народов Балканского полуострова, в первую очередь, среди греков и черногорцев;
  • чтобы поддержать восставших и нейтрализовать действия турецкого флота в Средиземное море, необходимо немедленно отправить туда русские эскадры;
  • пока русские корабли движутся к турецким берегам, на суше должны действовать армии Голицына и Румянцева.

В Петербурге вполне обоснованно опасались, что эскадры адмиралов Спиридова, Эльфинстона, Грейга и Арфа, выходившие из Кронштадта в Эгейское море, могут быть перехвачены французами и испанцами, поддерживавшими Париж. На этот счёт у Екатерины II была договорённость с Лондоном. Русско-английские отношения во второй половине XVIII века были натянутыми, но, выбирая союзника между Францией и Россией, англичане предпочли остановиться на последней. Во-первых, англичане и русские не были торговыми конкурентами, а, во-вторых, Франция с её агрессивной политикой в Индии, Северной Африке и желанием вернуть себе колонии в Канаде представлялась британскому парламенту более грозным соперником. В итоге, британский флот стал прикрывать выходившие из Балтики русские корабли и не подпускать к ним французов. Более того, английское правительство торжественно объявило, что любое препятствие, чинимое русскому флоту на его пути к Средиземному морю, будет расцениваться Лондоном как враждебный акт, направленный против Англии.

Хотя русские корабли благополучно шли на юг, императрица всё же не могла полностью доверять англичанам. К тому же требовалось не только провести корабли до нужной точки, но и суметь поднять восстание на Балканах. Русские адмиралы были, безусловно, талантливыми мореплавателями, но смогут ли они разобраться в дипломатических тонкостях и интригах европейских держав? Во главе экспедиции должен был стать хитрый и проницательный человек, способный преодолеть любое препятствие. Выбор Екатерины II пал на её фаворита – графа Алексея Орлова, который обладал всеми необходимыми качествами. Как видно из дальнейших событий, её решение было верным – Орлову удалось добиться всех поставленных перед Россией целей.

Адмирал Спиридов наметил в качестве базы для русского флота укреплённый турецкий порт Наварин. В конце марта 1770 года начался обстрел крепости с моря. В начале апреля турецкий губернатор был вынужден сдать Наварин и русские занялись обустройством своей военной базы.

Турки стремились вытеснить русских из Наварина, для этого они закрыли русский флот в бухте и перекрыли идущий к городу водопровод. Поднять бунт среди черногорцев и греков русским не удалось, а разведчики регулярно докладывали Орлову о быстром приближении к крепости большой турецкой армии. Положение русских было очень тяжёлым, но в мае к берегам Турции подошла эскадра Эльфинстона. Несмотря на то, что турецкий флот превосходил по численности и степени оснащённости флот противника, османы так и не решились дать Эльфинстону бой и стали от него скрываться. В конце мая Спиридов присоединился к Эльфинстону и два адмирала начали преследовать турецкие корабли. Погоня длилась целый месяц. Из-за конфликтов между Спиридовым и Эльфинстоном  российская сторона могла потерпеть неудачу в этой войне, но Орлов сумел вовремя добраться из Наварина до русских кораблей, навести порядок и взять всю полноту командования на себя.

Хиосский бой (24 июня 1770)

Погоня одного флота за другим не могла длиться бесконечно. В конце концов, турки решились дать бой в Хиосском проливе. Их флот был силён и оснащён мощными артиллерийскими орудиями. Однако дисциплина была весьма расшатанной. Незадолго до боя под первым же удобным предлогом турецкий адмирал сошёл на берег, передав командование одному из матросов.

Чтобы вести бой, русским флотоводцам нужно было подвести свои корабли едва ли не вплотную к турецким боевым порядкам, в то время как турки легко могли вести огонь и с дальнего расстояния. В 11:00 Орлов отдал команду идти в бой. Далеко не все корабли справились с нужными манёврами, многие из них, получив серьёзные повреждения от турецких снарядов, были вынуждены отступать.

Кульминацией Хиосского сражения стало столкновение флагманского корабля «Святой Евстафий» и турецкого судна «Бурдж-у-Зафера». Со стороны «Святого Евстафия» на палубу турецкого корабля полетели горящие снаряды. На «Бурдж-у-Зафере» начался пожар, команда стала стремительно его покидать. Потерявший из-за повреждений управление «Святой Евстафий» врезался в горящее вражеское судно и начал гореть сам, но вместо эвакуации русские моряки пошли на абордаж. На палубе «Бурдж-у-Зафера» завязался настоящий рукопашный бой. Он продолжался, пока огонь не подобрался к запасам пороха, хранившегося в трюмах «Святого Евстафия» и оба корабля не взорвались. Спастись удалось совсем немногим, жизни более 500 русских моряков были унесены взрывом.

Теперь командование осуществлялось с другого русского корабля — «Три святителя», где находились адмирал Грейг и сам Орлов. Только этому кораблю удалось проделать все необходимые маневры и взорвать турецкого флагмана. В 14:00 турки обрубили якоря и поспешно выдвинулись к Чесменской бухте, чтобы укрыться там от русского флота.

Чесменский бой (25-26 июня)

На срочном совещании русского командования было решено не выпускать турок из бухты. На протяжении всего следующего дня шла подготовка к новому бою. Бригадиру артиллерии Ганнибалу (двоюродному деду поэта Пушкина) было приказано срочно оборудовать 4 брандера (то есть, 4 начинённых порохом корабля, необходимых для поджога вражеского флота). Команда брандеров подбиралась очень тщательно – ведь этим людям предстояло осуществить опаснейшую и ответственнейшую задачу предстоящего сражения, не допустив при этом ни единой ошибки. Общее командование всей операцией взял на себя граф Орлов. Хотя он не был моряком, именно его смелость, готовность к риску и острый ум требовались для того, чтобы реализовать задуманное.

План русского командования состоял в том, чтобы в ночь с 25 на 26 июня подвести вплотную к турецкому флоту 4 маленьких брандера. Командам брандеров предстояло прикрепить свои судёнышки к турецким кораблям. Затем артиллеристы должны были поджечь брандеры и срочно отходить вместе со своими людьми обратно под прикрытие русских кораблей на гребельных  шлюпках.

В час ночи четыре русских корабля заперли выход из бухты и открыли огонь по турецкому флоту. Из-за слишком плотного и беспорядочного построения, турки не могли дать русским полноценный отпор. Вскоре огонь прекратился, и вперёд выдвинулись брандеры. Первые два выступили неудачно: один был расстрелян турками и команде пришлось срочно покинуть судно, пока оно не загорелось, а второй — прицепился к кораблю, который и так загорелся от искр, долетевших с другого судна. Команда третьего брандера под руководством лейтенанта Ильина блестяще справилась со своей задачей. Им удалось поджечь большую часть турецкого флота, поэтому четвёртый брандер было решено даже не выводить.

Турки тщетно пытались спасти свой флот. Стоял абсолютный штиль и судна невозможно было сдвинуть с места. Из-за слишком плотной расстановки кораблей турецкие матросы не могли ни вести огонь по противнику, ни увести своё судно от стоявшего по соседству горящего корабля. Единственный уцелевший крупный турецкий корабль «Родос» был отбуксирован к русской флотилии и занял место погибшего «Святого Евстафия». После трёх часов ночи вести огонь было уже бессмысленно. 26 июня в 9 утра последние турецкие корабли ушли под воду. Алексей Орлов на небольшом паруснике отправился осматривать остатки вражеских судов. Помимо тел погибших, в воде оставалось немало раненных. Русский граф приказал подобрать их и оказать необходимую медицинскую помощь. В дальнейшем большинству подобранных турецких моряков была дарована свобода.

Последствия Чесменского сражения

Турецкие матросы, сумевшие спастись и выбраться на берег в страшную июньскую ночь, бежали в Смирну и быстро распространили новость о катастрофе. Жители Смирны отреагировали на известия жестокими антихристианскими погромами. Скоро новость о победе русского флота распространилась по всей Османской империи. Она вдохновила на антитурецкие восстания множество христиан (в первую очередь, греков), находившихся под властью турок. Параллельно больших успехов добились и сухопутные русские армии Румянцева и Суворова.

Разумеется, Чесменская победа способствовала росту международного авторитета России. Но тот факт, что русский флот практически полностью контролировал Эгейское море и пролив Дарданеллы, вызывал серьёзное недовольство у европейских держав. Наиболее активное противодействие успехам России оказывал прусский король Фридрих II, имевший свои интересы в Восточной Европе. Он даже начал готовиться к войне с Россией. И Петербург, и Стамбул нуждались в мире. Переговоры продолжались 2 года. Их итогом стал Кючук-Кайнарджийский договор, по которому:

  • провозглашалась независимость Крымского ханства (ранее оно было вассалом Турции);
  • часть Крыма становилась российской;
  • Россия получает право защищать интересы христиан, проживающих в Дунайских княжествах;
  • русские корабли получали право беспрепятственно хождения в турецких водах;
  • Россия получала право не только свободно проводить корабли через черноморские проливы, но и иметь на Чёрном море собственный военный флот.
Загруть больше статей
Загрузить больше из История
Комментарии закрыты.